BLEACH: Тени прошлого и образы будущего

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Увидеть бога

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Название: Увидеть Бога
Автор: ну я, кто еще то :)))))
Бета: Saito Sigure
Пейринг: Айзен/Айзен, Айзен/Улькиорра
Жанр: PWP, angst, deadfic
Рейтинг: махровая НЦа
Краткое содержание: Улькиорра увидел истинное лицо своего Владыки.
Дисклеймер: все персы Кубо Тайтовские, правов не имею, хотя очень хочу.
Предупреждение: прелести BDSM’a и слишком буйная фантазия автора.
От автора: отдельное спасибо Сигу-тяну, за то, что смог это отбетить и родному Сейретейскому быдлу, в дискуссиях с которыми фик и родился. Отдельно хочу отменить, что тут моя фантазия оказалась слишком буйной, и если у кого-то вот это вот вызовет нервный смех - пойму :)

Мертвенную тишину Лас Ночес ничто не нарушало, даже вечно громкий Гриммджо заперся у себя в покоях и не высовывался. Что он там делал, не волновало никого, кроме его фрасьонов. Их, к слову, тоже видно не было.

Но не это сейчас заботило Улькиорру. На протяжении нескольких недель Владыка звал его исключительно по делам и ни разу ни жестом, ни словом не предложил остаться на ночь. Сказать, что арранкар расстраивался - значило ничего не сказать. Сначала он пытался не обращать внимания, убеждая себя, что приближающаяся Зимняя Война заботит Айзена гораздо больше, нежели какие-то приземленные сексуальные удовольствия.

Первую неделю это помогало - ему искренне удавалось верить. Но Ками был так же спокоен и расслаблен как всегда, а Кватра каждую ночь проводил в одиночестве.

Спустя какое-то время он начал думать, что Владыка нашел ему замену. Главным претендентом был Октава. И, правда, кто еще из Эспады мог вызвать у Владыки сексуальное влечение?.. Улькиорра начал следить. Еще целую неделю он терроризировал розоволосого ученого, наведываясь в лабораторию чуть ли не каждый час под совершенно нелепыми предлогами.

В конечном итоге Заэль не выдержал и, игнорируя даже то, что Кватра его легко раскатает по стене исследовательской комнаты, попросил его не беспокоить.

То же самое произошло и с Гриммджо, и с Халибел, и даже со Старком. Улькиорра не боялся. Он хотел знать, кто занял его место. Но Гриммджо каждую ночь, да и не только ночь, проводил с Иль Форте. Халибел сидела в одиночестве, размышляя о вечном. А Старк просто спал, просыпаясь, только, когда вездесущая Лилинетт влетала к нему маленьким ураганчиком и прыгала сверху.

Идею о том, что Владыка выбрал себе другого фаворита, пришлось отмести, как несостоятельную. Не тупоголовый же Ямми стал ему заменой! С неделю еще промаявшись и пугая своим особенно хмурым видом половину фрасьонов, Улькиорра решился на самый отчаянный шаг, на какой никогда бы не пошел в здравом уме и твердой памяти. Но обстоятельства вынуждали. Не просто же за красивые глаза он последовал за Айзеном…

В Лас Ночес никогда не было такого понятия, как ночь. За пределами крепости она была полноправной хозяйкой, а внутри всех жителей спасал непроницаемый купол. Когда Эспада расползлась по своим покоям, и из доброй половины комнат начал раздаваться зычный храп, Кватра, засунув руки в разрезы хакама, направился в сторону покоев Владыки.

Улькиорра знал, что последует за его попыткой. Айзену-сама сразу станет все известно. Но он уже решился, и отступить просто не мог. По пути ему встретилась только парочка фрасьонов, которые при виде него поспешили скрыться в бесконечных лабиринтах коридоров.

Дверь в комнаты Айзена была приоткрыта. Кватра внутренне собрался и заглянул. Владыка сидел в роскошном кресле, задумчиво поглаживая рукоять занпакто. Они с мечом разговаривали. Арранкар напрягся, пытаясь уловить, о чем речь.

- Я знаю, - еле слышно шептал шинигами. - Но мне все равно. Пускай. Ему полезно.

Никто никогда бы не подумал, что бесстрастный Кватра умеет бояться. Только дурак сейчас не понял бы, что Айзен говорит о нем. Значит, он попался гораздо быстрее, чем рассчитывал. Но рейацу Владыки пока не давило, а мягко обволакивало так же, как и полумрак покоев, пробегаясь теплой волной по позвоночнику, ласково покалывая золотыми искрами края дыры. Тем не менее, разрешения войти не последовало, поэтому Улькиорра остался стоять у двери, опустив веки и нежась в ярких лучах силы шинигами-предателя.

Когда он снова открыл глаза и посмел взглянуть в покои, то Айзенов вдруг стало два. Сначала бедняга Кватра подумал, что Владыка специально сводит его с ума за непослушание и дерзость, но, прислушавшись, все понял.

- Соуске, ты совсем мальчишку извел, - голос копии был такой же тихий, спокойный, обволакивающий.

- Он должен понять, что я хочу немного другого, чем просто сексуальная связь с послушной игрушкой.

- Да. Уж твои-то вкусы я знаю, - копия улыбнулась, взмахнула рукой, Улькиорра услышал звук рвущейся ткани, а мягкие поглаживания рейацу резко сменились удушающее жарким потоком, который заставил все внутри сжаться. Ноги арранкара тут же стали ватными, а тихий стон удалось заглушить только знаменитой непоколебимой силой воли. Он вцепился в ручку двери и на секунду прикусил губу, пытаясь справиться с накатившим возбуждением.

- Кёка Суигецу, - тем временем шептал Владыка. - Можно мне?..

- Ты осмелился просить, Соуске, - тихим, ровным и слегка надменным голосом ответила занпакто. Эта игра во второго Айзена ее забавляла, да и чувствовать себя в мужском теле было как минимум познавательно. - Смело. Я ценю смелость. Ты можешь меня называть, как хочешь.

Для обоих - и духа меча, и Айзена - это была обычная привычная игра. Мало кто знал секрет Владыки Лас Ночес. Кёка Суигецу знала. А кто она была такой, чтобы отказывать своему любимому неразумному мальчишке в небольшом удовольствии?

- Айзен-сама... - тихо, выдохнул Владыка. Красный оби драными ошметками свисал по обе стороны кресла, белоснежное косоде разошлось, обнажая слегка-загорелую грудь. - Я хочу тебя...

- Не слишком ли рано ты этого просишь? Я еще не наигрался. На колени.

Владыка выпутался из длинного плаща и остальной одежды, оставаясь в одних хакама, после чего послушно опустился у ног Кёка Суигецу. Надменный взгляд сверху вниз заставил его задрожать от предвкушения. Он хотел этого. Хотел подчиняться любому слову, любому жесту своего занпакто, представляя на его месте себя самого. Улькиорра был хорошим любовником, но он не являлся тем, кого Ками хотел.

Тем временем иллюзорный Айзен вытащил из ножен меч и провел острым кончиком вверх по груди и шее, слегка царапая кожу и заставляя Владыку Лас Ночес прогнуться и облизнуть губы.

Улькиорра за дверью уже не мог стоять - он опустился на пол, продолжая подглядывать. И моля луну вместе с великими песками Хуэко Мундо только об одном - чтобы никому не пришло в голову прогуляться по коридору рядом с покоями Ками-сама. Возбуждение и желание Владыки передавалось арранкару - он не мог понять, каким образом. Обычная выдержка и спокойствие начинали подводить - такое частенько случалось в особо пикантные моменты. Вот и сейчас, сидя на холодном полу, Улькиорра был уже не в силах оторвать взгляд от бесстыдного зрелища и уползти к себе. 

Тонкие красные царапины медленно расползались по спине Владыки, формируя цифру "пять". Знак отряда, который теперь навсегда останется с ним, независимо от того, выполнит беглый капитан свой план или нет. Сейчас он словно опять стал  простым лейтенантом, который подчиняется любым командам своего тайчо. И этот тайчо был им же - Айзеном-сама.

- Встань и подойди к стене, - скомандовала занпакто, убирая катану обратно в ножны. Голос манящий, обволакивающий, заставляющий подняться с пола и беспрекословно слушаться. На губах Кёка Суигецу играла легкая улыбка. Не жестокая, как считали многие, не хитрая и не кровожадная, а нежная, любящая и трепетная. Она капитан, она Владыка, она единственная, кому можно доверять.

- Чего ты хочешь, Соуске?

- Тебя и боли.

- Ты такой постоянный в своих желаниях, - усмехнулся призванный капитан.

- Накажи, - выдохнул Айзен.

- Ты не забыл про нашего друга за дверью? Он видит все твои слабости. Не боишься?

- Я ничего не боюсь.

Улькиорру, как будто из ведра ледяной водой окатило. Мало того, что он сходил с ума от бушующей рейацу Айзена и от соблазнительной картины Владыки, стоящего у стены и упирающегося в нее локтями… Так еще и это ощущение опасности и ненормальности всего происходящего сдавило виски и мешало дышать. Два Ками. Совершенно одинаковых. Даже мать родная не найдет отличий. Куда уж ему? И один имеет власть над другим. Арранкар чувствовал их связь. Духовную, мощную, сковывающую настолько сильно, что не порвать ее и не разбить уже ничем. Кватра мог только мечтать о такой. Теперь он сумел  окончательно понять разницу между шинигами и Пустыми. Сравнение выходило не в пользу последних… Оставалось только завидовать.

Меч Улькиорры был просто мечом, обладающим силой, а у Айзена... Сладкая рейацу, настолько вкусная, что хотелось вот сейчас использовать гонзуй, совсем немного, чтобы просто коснуться. Но он знал – стоит только один раз попробовать, и остановиться будет уже невозможно. Всей его силы не хватит, чтобы поглотить эту колоссальную мощь, даже, если Владыка не станет сопротивляться. А ведь он станет. Один взмах руки и от Кватры останется только песок, который тут же разнесут по коридорам постоянные сквозняки. Поэтому Улькиорра просто сидел на мраморном полу, прижавшись бледной щекой к косяку, и усилием воли запрещал себе запускать руку в разрез хакама. Запрещал поддаваться враз поднявшейся из глубин сознания похоти, подогретой почти месячным воздержанием и соблазнительной картиной.

А посмотреть было на что. Занпакто снова достала меч, и, легонько поддев пояса хакама, разрезала их. Белоснежная ткань неровными складками с тихим шорохом осела на пол, обнажая соблазнительные бедра.

- Меня всегда забавлял арранкарский стиль одежды. Шинигами наоборот, - усмешка в голосе занпакто звучала все более отчетливо.

Вслед за хакама на пол упали черные фундоши. Меч  превратился в подобие хлыста. Резкий свист рассек надвое застоявшийся воздух, а последовавший за ним стон заставил Улькиорру дернуться, почти физически ощущая удар. Но почему-то накатившие ощущения не напоминали обычную боль. Арранкар все-таки забрался под хакама и обхватил рукой уже давно возбужденный член. Это касание отдалось сладкой дрожью во всем теле.

А Айзен-занпакто и не думал останавливаться, орудуя хлыстом, поглаживая Владыку по бедрам и шлепая по сжавшимся в ожидании удара ягодицам. Тот кусал губы, прижимаясь грудью к холодной стене, все сильнее подставляясь под резкие, хлесткие удары. Новый взмах и новый стон. Маленькие блестящие капельки пота на лбу Ками, закушенная губа, вздрагивающие плечи и возбужденный член.

- Ох... Еще... Айзен-сама... Пожалуйста.

- Хватит, - холодный глубокий голос, заставил возбужденного Владыку обернуться и посмотреть на занпакто изумленным взглядом. - Если ты хочешь, чтобы я тебя трахнул - заработай это.

Медленно, словно в замедленной съемке, красный оби упал поверх подлокотников кресла. Туда же аккуратно лег белоснежный плащ.

- Сделай мне приятно, Соуске, - в голосе столько нежности и доброты - никто никогда бы не подумал, что именно это создание оставило на спине Владыки алеющие раны. Надругательство. Чтобы скорчившееся у стены существо никогда не забыло, кем является на самом деле. Такое Айзен мог позволить сделать только себе. Кёка Суигецу всего лишь воплотила тайную, сокрытую в глубинах подсознания, фантазию.

Соуске опустился на колени и дрожащими от возбуждения руками, начал развязывать длинные пояса. То, что он собирается сделать минет самому себе - Владыку волновало мало. Когда только-только начались эти игры, он всерьез испугался за свое психическое состояние, но  спустя несколько дней понял, что ни один арранкар, шинигами или, тем более, человек не сможет ему подарить это чувство – чувство безграничного подчинения. Айзен был сильнее всех, он упивался своей властью, мудростью, знаниями и мощью, но даже у Ками имелись тайные, не известные никому слабости…

Хакама упали к ногам Кёка Суигецу. Владыка подполз ближе, обхватывая ладонью уже напряженный член, как две капли воды похожий на его собственный.

- Я люблю вас, Айзен-сама...

- И я тебя, Соуске.

От этих слов, Улькиорра, сидящий под дверью, не выдержал и сильнее сжал руку на собственном члене. Стон ему удалось заглушить, сильно, чуть ли не до крови, закусив губу. Оргазм прошелся по всему телу сладкой судорогой. Пальцы тут же стали влажными. Но возбуждение вопреки всем законам анатомии не исчезло. Рейацу Владыки бушевало так, что любой, кто подошел бы сейчас к дверям его покоев, не сдержался бы. Сил у Кватры уже не осталось. Он повалился на бок, прижимая колени к груди, попытался отдышаться и найти в себе силы уползти. Идея проследить за Ками уже не казалась ему удачной. Минуту он наблюдал, как Соуске целует бедра своей же собственной иллюзии. Потом снова попытался встать. На этот раз попытка увенчалась успехом, и арранкар уже хотел, было, уйти, но спокойный громкий голос из глубины покоев его остановил.

- Зайди, Улькиорра.

Кватра вздрогнул и замер, как вкопанный; сердце ухнуло куда-то в пятки. Он не ожидал такого. Да, наказание за дерзость последовало бы так или иначе, но чтобы сразу… Айзен-сама всегда любил играть со своими жертвами. И сейчас Улькиорру ждали. Даже рейацу успокоилось, словно дозволяя арранкару выдохнуть и сделать попытку расслабиться.

- Я жду, - повторил голос из-за двери.

Кватра не знал, который из двоих это говорит. В голове все перемешалось. Он уже не мог понять, во что верить, и вообще следует ли так слепо идти за сумасшедшим шинигами. В том, что тот повредился умом, арранкар не сомневался.

Но его ждали. Улькиорра уловил раздражение Владыки каким-то седьмым чувством. Умирать, естественно, не хотелось. Поэтому он, глубоко вздохнув и возвращая на лицо подобие обычной непроницаемой маски, вошел.

Один Айзен сидел в кресле и обнимал второго - устроившегося на подлокотнике - за талию. Кто из них настоящий - Улькиорра понять не мог, хотя и очень хотел. Оба были обнажены, волнистые прядки одинаково прикрывали левый глаз, и даже маленький, едва заметный шрам на левом плече тоненькой змейкой изгибался в одном и том же месте.

- Здравствуйте, Айзен-сама, - безэмоциально произнес Кватра, уперев тяжелый взгляд в невидимую точку на стене за двумя шинигами.

- Тебе ведь понравился наш маленький спектакль? - спросили оба Владыки в унисон, идентичными до последнего отзвука голосами.

- Я не должен был этого видеть.

- Я не спрашивал, должен ты был это видеть или нет, Улькиорра. Я спросил, понравилось ли тебе? - одинаково ровный спокойный тон этих двоих сбивал арранкара с толку, но он надеялся, что даже по отголоскам рейацу его волнение незаметно.

- Понравилось, - врать Владыке не имело смысла. Все равно правильный ответ был только один, и Айзен - или что сейчас сидело перед ним - это понимал.

- Тогда располагайся и смотри дальше.

Оба шинигами поднялись с кресла, освобождая место Улькиорре и, дождавшись пока тот сядет, снова увлеклись друг другом.

- Соуске, - мягко проговорил один, проводя тыльной стороной ладони по щеке второго. - Ты кое-что хотел получить, до того как нас грубо прервали?

- Хотел, Айзен-сама, - ответил Владыка, опускаясь на колени и возобновляя ласки. Теплые, слегка припухшие губы процеловали дорожку на внутренней стороне бедра, медленно поднимаясь вверх. Возбуждение Кёка Суигецу вернулось. Айзен прошелся языком по напрягшимся яичкам, потом, едва касаясь, по стволу до уздечки, обвел ее, слегка подразнивая, и вобрал в рот головку. Тихий стон нарушил тишину комнаты. Улькиорра старался особенно не ерзать в кресле. Почему-то происходящее нравилось ему все меньше и меньше. Вблизи это выглядело настолько неестественно и ненормально, что даже Заэля с его извращенными идеями передернуло бы. Но ведь Владыка – это Владыка. Он не может быть не прав.

Соуске не остановился на коротких ласках, но и мучить своего хозяина не стал. Медленно, сантиметр за сантиметром, он вбирал напряженный большой член в рот, расслабляя горло и давая ему войти до конца, потом так же медленно отпускал напряженную плоть, кидая затуманенные страстью взгляды на арранкара.

- Улькиорра, - на этот раз он говорил один. – Не майся неудовлетворением. Ласкай себя. Я хочу чувствовать твое возбуждение. И если тебе удастся кончить позже нас, то даже не накажу.

- Соуске, не отвлекайся, - с легкой хрипотцой в голосе отозвалась занпакто, грубым движением возвращая Ками к прерванному занятию.

- Простите, Айзен-сама.

Губы снова вернулись к ласкам, язык играючи пробежался по головке. Владыка обхватил член рукой у основания и несильно сжал. Занпакто охнула и невольно двинула бедрами навстречу горячему рту.

Улькиорра отлично понял, что сказанное Ками - приказ. Но, как он ни старался, возбуждение не возвращалось. Перекошенное от страсти лицо Айзена или его двойника, сладкие, но какие-то неестественно пошлые и грязные стоны второго. Бешеный блеск в глазах обоих. Арранкара еле хватило на то, чтобы не вздрогнуть от отвращения. Он не мог понять, как эта рейацу могла когда-то казаться золотистой, чистой и теплой, а ведь именно она доводила Кватру до состояния, когда мозг отключался, и хотелось отдаться этим умелым рукам. Сейчас духовная сила шинигами била по вискам, царапала изнутри дыру, заставляла - не просила, как обычно – а именно заставляла подчиняться. Приказ есть приказ. Каким бы сейчас Владыка ни казался, он оставался Владыкой. Поэтому Улькиорра, нехотя, развязал хакама и закинул ногу на подлокотник кресла, давая себя больше свободы, провел пальцем по напряженному сжатому кольцу мышц и надавил, проникая кончиками внутрь.

- Айзен-сама... - простонал Соуске. - Трахни меня. Не могу больше ждать.

Занпакто глубоко вздохнул, позволяя своему владельцу отстраниться.

- Иди к стене.

Красный оби уже сполз с подлокотника кресла и лежал рядом, брошенный неаккуратной яркой полосой. Соуске подошел к стене и оперся локтями о белый холодный камень, кинув долгий возбужденный взгляд через плечо. Кёка Суигецу подошла к Улькиорре, улыбнулась именно так, как обычно улыбался Айзен, наклонилась, провела языком по члену арранкара вниз, подхватила пояс и,  неторопливо сминая красную ткань, вернулась к хозяину Лас Ночес.
Как раз в том месте, где сейчас стоял Соуске, чуть выше его головы, в стену был вбит крюк. Возможно раньше, со своим стремлением к прекрасному, Владыка и собирался повесить туда какое-нибудь гайдзинское кашпо или ловца снов, но сейчас железка использовалась только в одном назначении - для сексуальных утех.

Айзен заставил Соуске поднять руки и обвязал оба запястья концами оби. На фоне  слегка загоревшей кожи с красными отметинами это смотрелось эффектно. Двойник искренне порадовался картине и пожалел, что не умеет рисовать, чтобы запечатлеть своего «хозяина» на бумаге и показывать потом другим поколениям занпакто.

Смазка всегда хранилась под рукой - на маленьком столе, рядом со стеклянным куполом, под которым покоился Хоугиоку. Двойник взял тюбик и выдавил на ладонь несколько белесых, почти прозрачных капель, которые и без голого, стоящего лицом к стене Ками, наводили на мысли. Соуске, увидев любрикант, глухо выдохнул и сильнее расставил ноги, подставляясь. Прохладные пальцы проскользили по узкому входу, щедро смазывая его внутри и снаружи. Шинигами задрожал и непроизвольно подался назад, стараясь насадиться.

- Да, Айзен-сама... Пожалуйста, позвольте мне вас почувствовать, - выдохнул он.

- Улькиорра, - обратился занпакто к арранкару. - Ты хочешь видеть, как твоего Владыку трахает он сам?

- Да, - тихо ответил Кватра, на секунду прекращая ласкать себя. Он мысленно решил, что должен видеть все до конца. Даже если это закончится падением идола с постамента.

Айзен-двойник ухмыльнулся и резко втолкнул два смазанных пальца в Соуске. Тот вскрикнул и сжал мышцы, не давая своему мучителю продолжить хотя бы до тех пор, пока он не привыкнет.

- Что такое, малыш? - тихо проговорила занпакто ему на ухо. - Ты сам этого хотел. Расслабься.

Соуске вздохнул, пытаясь отвлечься от боли. Потом, прикусив губу, подался назад, насаживаясь сильнее, начиная понемногу двигаться. Неприятные ощущения схлынули почти сразу. Ловкие пальцы то входили до конца, поглаживая чувствительную точку, то почти полностью пропадали, легкими движениями дразня влажный расширенный вход. Кёка Суигецу заставляла Владыку подаваться назад,  и бесстыдно дергать бедрами, приглушенно стонать, кусать губы от неудовлетворенного, мучительного желания. Рейацу вокруг полыхало как пожар. Даже старик Ямамото бы сейчас позавидовал.

Улькиорра, чувствуя все это, выгибался сильнее и быстрее вталкивал в себя пальцы. Возбудиться все-таки удалось. Арранкар жмурился и дрожал, но даже сейчас пытался держаться. Он и так предстал перед Айзеном с его иллюзией не в самом лучшем виде. Хотя, в принципе, это было взаимно. Ладонь ритмично двигалась вверх-вниз по члену, то сжимая сильнее, то отпуская, не давая довести себя  до оргазма. Почти как игра. Кватра любил эту игру – она прекрасно отвлекала в одинокие промозглые ночи - хотя частенько место руки все-таки занимал Владыка. Но теперь, после увиденного, Улькиорра решил, что рука лучше. 

Тем временем занпакто охаживала хлыстом уже растянутого и готового к сексу Соуске. Тот стонал и цеплялся пальцами за гладкую атласную ткань оби, стягивающую запястья.

- Айзен-сама... – Владыка уже почти хрипел. Терпеть становилось сложнее, да и от одного вида Улькиорры, который все быстрее и глубже ласкал себя, желание усиливалось, накатывая жаркими пьянящими волнами, захлестывая через край и вырывая из груди частые громкие стоны.

Мучить Соуске иллюзорный Айзен больше не стал, отлично зная границу, переходить которую не стоит, если хочешь, чтобы партнер не сорвался. Сейчас самонареченный Ками был как раз в том состоянии, что еще пара умелых движений и удовольствие превратится в далеко не изысканную пытку.

По спине тоненькими дорожками стекала ярко-красная пряно пахнущая кровь. Удержаться и не слизнуть было невозможно. Медленно, осторожно занпакто провела языком по неглубоким ранам, аккуратно очерчивая их контуры, заставляя Соуске запомнить - для меча он не великий и мудрый Владыка и уж тем более не всемогущий Ками. Он Айзен-фукутайчо. Мальчишка, который заигрался.

- Айзен-сама... Не тяни, - раздался тихий хриплый шепот.

Улькиорра вздрогнул. Его измученное тело разрывалось от неудовлетворенного желания, непонимания и неприятия происходящего. Солнце и Луна Лас Ночес, единственный шинигами, за которым Пустые тянулись, как за лучиком света сейчас стоял, прогнувшись, и подставлял свою задницу второму такому же. Он уже не был великим и всемогущим. Он был грязным извращенцем, который мог удовлетворить свою похоть исключительно с самим собой.

"Люди не такие, как мы и никогда не будут такими", - подумал Кватра, чувствуя, как внутри что-то ломается.

Окончательное понимание того, что этот шинигами ему отвратителен, обрушилось на Улькиорру. Он, так и не кончив, на мгновение замер, потом резко отпустил руки и начал спешно завязывать хакама. Для него теперь казалось за лучшее отдаться тому же Ямми или Аарониеро, чем этому существу у стены.

- Простите, Айзен-сама, - проговорил арранкар, поднимаясь. Досматривать расхотелось. В голове билось одно-единственное желание - запереться у себя в покоях и не пускать никого с неделю. - Разрешите идти?

- Нет.

Голос Соуске сейчас прозвучал холодно и спокойно. Улькиорра заметил, как из-под выбившихся коричневых прядей сверкнула почти ласковая улыбка, но Кватре на секунду показалось, что она похожа на звериный оскал. Рейацу припечатало его к креслу, не давая ни двинуться, ни вздохнуть, но арранкар не испугался, отлично понимая, чем закончится вся эта игра. Сделать что-то было не в его силах, а потому он, не меняясь в лице, расслабился и тупо уставился на крюк с ярко-красным оби.

- Как прикажете.

Давление рейацу не ослабевало, но Соуске уже отвернулся, снова отдаваясь ощущениям. К слову сказать, было чему. Занпакто уже пристроилась сзади и поглаживала членом растянутый вход в тело. Владыка застонал и подался назад.

- Ты такой нетерпеливый, малыш, - спокойно проговорил иллюзорный Айзен, грубо вталкиваясь внутрь. Соуске вскрикнул и сжался. Было больно, но не настолько, чтобы не ждать продолжения. Он до рези в паху хотел грубости и острых ощущений. Еще пару недель назад Ками понял, что никто кроме него самого не сможет удовлетворить неуемное желание. И тогда на помощь пришла Кёка Суигецу.

- Еще... Глубже.

Занпакто покорно подалась вперед на этот раз более плавно. Сильные пальцы сжали напряженные ягодицы. Хлыст всеми забытый валялся на полу. Соуске задрожал, опустив голову и тяжело дыша.

Улькиорра еле заметно напрягся. Смотреть на то, как трахают Айзена, он не мог. Ему было противно. Еще прижизненную брезгливость не изменило даже превращение в арранкара. Поэтому-то он и пытался сейчас сосредоточиться исключительно на неаккуратных складках красного оби. Он даже отвернуться не мог. Рейацу давило все с той же силой. Возбуждение, которое когда-то заставило его стянуть перед этим ублюдком хакама, уже давно прошло, и арранкар сидел, сложив руки на колени, в попытках не слышать и не видеть отвратительного зрелища. К горлу подступала тошнота.

А оба Айзена тем временем все больше распалялись. Иллюзия прижималась грудью к напряженной спине своего хозяина и целовала слегка загорелые вздрагивающие плечи, прикусывая кожу и заставляя Соуске прогибаться сильнее.

Ловкий язык обрисовал неровный росчерк шрама на плече и скользнул дальше к до сих пор кровоточащим ранам. Дыхание любовников стало рваным, а стоны участились. Соуске никогда и подумать не мог, что ему может быть настолько хорошо. Рука занпакто обхватила напряженный член, заставляя измученного Владыку чуть ли не взвыть и сжаться настолько сильно, что у меча перед глазами запрыгали белые точки.

Сдерживаться оказалось неимоверно тяжело, но и тому и другому до дрожи в коленках хотелось большего. Чтобы хоть как-то расслабиться иллюзорный Айзен замахнулся и шлепнул Соуске по ягодице. Несильный, но меткий удар отрезвил обоих, позволяя немного растянуть и сам процесс, и пытку для Улькиорры.

- Кто ты Соуске? - прохрипела занпакто, резко вталкиваясь в горячее узкое отверстие на всю длину и задевая головкой простату.

- Фукутайчо, Айзен-сама... И твой раб, - простонал тот, выгибаясь. - Кончи в меня... Пожалуйста.

- Тебя заводит, когда твой раб смотрит, как тебя грязно трахают?.. - занпакто уже не сдерживалась, ускоряя движения.

- Да... Быстрее... Не могу больше...

Двойник резко вошел до конца и сжал руку на возбужденном вздрагивающем члене Соуске, чувствуя, как мокрая плоть пульсирует, и по пальцам стекает вязкая липкая жидкость. Этого ему хватило, чтобы перестать сдерживаться и, прикрыв глаза, кончить следом.

Улькиорра еле подавил стон облегчения. Пытка прекратилась. Все прекратилось. Давление рейацу ослабло. Встать было все еще нельзя, но отвернуться получилось. Он услышал тихий шорох ткани развязывающегося оби. Прошла долгая минута, прежде чем до арранкара донесся спокойный голос:

- Посмотри на меня, Кватра Эспада.

Улькиорра поднял голову и нехотя окинул Владыку мрачным изучающим взглядом. Высокий, хорошо слаженный, обнаженный. По бедрам - с внутренней стороны - стекает семя того, кого сейчас уже не было… Зато в ладони у Айзена удобно устроилась рукоять острой катаны.

- Я вынужден тебя наказать, и ты это понимаешь, - холодная сталь насмешливо сверкнула, как будто говоря «я тут не при чем». Арранкар хотел, было, усмехнуться, но сил не хватило.

- Да, Владыка.

- Прощай, Улькиорра.

- До встречи, шинигами.

0

2

Фуууу) Да, воистину нечто ммм...жесткачное в этом есть. Лучшего пейринга с Айзеном пока еще не придумали. )) Шунчик - ты извращенец, и мы все тут тоже извращенцы) Пять баллов))

0

3

Zaraki Kenpachi
я знал, что тебе понравится :)

0

4

Kyoraku Shunsui
молодец, хвали еще раз) надо было все-таки тебе сказать, что занпакто у него мужчина) реальный изврат получился

0

5

Il Forte Grantz
зато сколько пикантности в фик добавилось :)

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC